Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований, к. филос. н. МИХАИЛ ЖЕРЕБЯТЬЕВ: "Применять политические критерии к оценке церковных процессов и можно, и должно; сам Архиерейский собор это подтвердил"


"Портал–Credo.Ru": Что, с точки зрения светского исследователя религии, стоит за заявлениями иерархов-участников Архиерейского и Поместного Соборов вроде "оставьте нас в покое", "мы не такие", "избрание - это не выборы" etc.?

Михаил Жеребятьев: Во всех перечисленных и не перечисленных Вами примерах риторики по вполне определённому поводу речь идёт о политике в её, можно сказать, кристально чистом виде. Как хорошо известно, сердцевину политики составляет именно вопрос о власти, и совершенно не важно какой – светской или религиозной. Перед нами лишь частный случай отношений по поводу власти.

Если говорить о богословских проекциях происходящего, то осмыслению деяний Архиерейского и Поместного Соборов в категориях политики и политологии совсем даже не противоречит представление о сакральной предопределённости выбора, которое озвучивают, пожалуй, все участники соборного процесса, пытаясь подчеркнуть отличие предстоящего события от светских выборов.

– Это когда будущий патриарх представляется подобием "сокрытого имама" исламской традиции?

– Если угодно, да. Кстати, хорошее сравнение. Акцент на неполитичности выборов патриарха несостоятелен ещё и потому, что никто из иерархов не возражает против применения политических оценок к деятельности патриархов прошлого. Когда речь заходит о прошлом – всё, как и положено, расставлено по своим местам: агиография – это агиография, а история (в том числе политическая) – это история. Я даже не могу себе представить ситуацию, чтобы иерархи стали требовать, например, от историка Руслана Скрынникова – специалиста по Смутному времени – не описывать происходившее на рубеже XVI-XVII вв. в категориях политики.

– Тогда почему этого требуют от современников?

– Требуют, конечно, кто серьёзно, а кто и улыбаясь... Просто перед нами язык и стиль РПЦ МП нынешней эпохи, наверное, которые не менее интересные для исследователя, чем прошлое. Сами эти язык и стиль сформировались среди той части епископата, которую можно назвать консерваторами-легитимистами. Их воззрения и настроения колеблются вместе с "генеральной линией". Кстати, само существование групп, представляющих определённые интересы, – тоже показатель политического участия.

В той или иной степени представление о епископате как закрытой корпорации избранных разделяется подавляющим большинством сегодняшнего архиерейского корпуса РПЦ МП. Так что использование одних и тех же посылов одинаково и Климентом "со чадами", и Кириллом "со чадами" вполне естественно.

– Но большее значение этому оружию придают всё же "климентовцы"

– Собственно, они и открыли кампанию, но отчего-то забыли про блестящие лингвистические способности соперника. "Избрание – это не выборы" с точки зрения стилистики просто повторяет более ранний тезис митрополита Кирилла "равенство и равноправие – не одно и то же".

– Хотя юристы и доказали, что одно и то же

– Тем хуже для юристов… Вообще-то в кампании "не троньте нас, мы другие" прочитывается попытка епископской корпорации закрыться от прямого воздействия на процесс выборов патриарха верховной светской власти. В 1990-м году её невмешательству в церковные дела способствовало реально установившееся к тому времени двоевластие. Ну и, кроме того, что союзное и российское руководство боролись за пальму первенства. В самом российском руководстве не было единства: создававшаяся тогда компартия РСФСР не имела серьёзной союзной "крыши" и всячески стремилась свергнуть Ельцина с российского пьедестала.

Судя по ощущениям того времени, иерархи – участники Поместного собора 1990-го - опасались вмешательства со стороны власти гораздо меньше, чем нынешние.

Светской власти нынешнее митрополитбюро решение кадрового вопроса не доверяет. Но при этом, заметьте, каждая из группировок, претендующая на патриаршество, может опираться на своих сторонников во власти. В этом её митрополитбюро не ограничивает. Ну не было до сих пор сделано никаких заявлений по этому поводу, значит, такие вещи считаются вполне допустимыми!

– Получается, отстроенную"вертикаль" светской власти оказалось возможным нейтрализовать коллективному синодальному руководству? О чём это говорит?

– Прежде всего, о второстепенной роли Церкви как института в российском обществе.

– Мы говорим о "верхушечной" политике, но политика есть и на низовом уровне... Помимо недоверия к светской власти в ходе подготовки к Поместному собору иерархия продемонстрировала не меньшее недоверие и к церковному обществу и к светскому (вроде как православному тоже)

– Конечно, процедура избрания делегатов Поместного собора от мирян хотя бы каким-то боком актуализировала тему стопроцентной православности русских. До этого её нельзя было назвать даже в числе теоретических. Только независимые социологи понимали, что стоит за 80%-ной декларированной православностью россиян.

– К их мнению особо никто не стремился прислушиваться.

– Но что выявилось сейчас? Если за стопроцентностью православности стоят какие-то институциональные вещи, то, значит, должны быть предусмотрены формы и инструменты участия населения в церковных делах на уровне прихода, благочиния, епархии, Церкви как целого. А значит, так ли необходима церковная ограда в самом что ни есть прямом значении этого слова? Обратите внимание, нигде, кроме России, церкви не обносятся заборами.

Встаёт вопрос и о том, как фиксировать членство в Церкви?

Обычный человек воспримет "избрание" чиновниками и бизнесменами на соборе как "без меня меня женили": то же самое в последние годы он видит и в светской жизни, в том числе и на выборах разных уровней. Вряд ли это сможет поколебать абстрактную веру миллионов с её явно неправославным "смутным объектом желаний", но и церковному институту, и РПЦ МП как организации пользы не сослужит.

– Во время подготовки к Поместному Собору 2009 как-то вдруг вспомнилось очевидное, что представительство российских епархий в РПЦ МП не столь уж и велико. Какие Синод может предпринять меры по увеличению числа российских епархий?

– Это вопрос, который относится к сфере согласования интересов внутрицерковных групп. В 1990-е гг. можно было делать что угодно – создавать любые епархии, а сейчас нет. РПЦ МП также не может выделить самостоятельную Церковь РФ в качестве отдельного субъекта. Налицо повторение ситуации РСФСР в рамках конструкции СССР/КПСС.

Сейчас очевидно одно. Кто бы ни стал патриархом, постоянные члены Синода будут играть определяющую роль в формировании стратегии РПЦ МП. Любой из победителей окажется так или иначе обязанным Синоду своей победой, поскольку её обеспечили действия Синода. Синод, конечно, постарается закрепить свою ключевую роль. Но в реальности здесь возможны разные комбинации: "сильный синод и слабый патриарх", "слабый синод при сильном патриархе", "синод и патриарх – как равновесные силы".

Синод уже в предсоборный период предпринял усилия по оформлению представительства автономных Церквей в составе РПЦ МП – Японской, Латвийской и Эстонской. Я лично прогнозирую в самое ближайшее время расширение за их счёт количества постоянных членов Синода.

Возможно, в качестве симметричного ответа ожидать и изменение структуры епархиального деления в самой России. В случае победы митрополита Кирилла у него же столько целибатных и монашествующих кандидатов! Впрочем, я бы не стал ожидать тотального деления всех существующих крупных российских епархий на две-три малые по типу того, как это было сделано в постсоветские годы в УПЦ МП или как нечто подобное сделал Никита Хрущёв в начале 1960-х гг., механически разделив все обкомы и райкомы КПСС на промышленные и сельские.

Ведь, согласитесь, очень трудно наладить жизнь сельских епархий, отрубленных от источников финансирования, которые находятся, главным образом, в областных центрах.

Просто вопросу численности российских епархий будет уделяться в дальнейшем больше внимания.

И, возвращаясь к началу нашего разговора, скажу: применять политические критерии к оценке церковных процессов и можно, и дóлжно. Сам Архиерейский собор это подтвердил, несмотря на все заявления официальных лиц РПЦ МП, которые стремились затушевать политическую природу выборов патриарха.

Беседовал Антон Свиридов,
для "Портала-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования