Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Религиовед, профессор Академии труда и социальных отношений РФ, доктор философских наук ЕКАТЕРИНА ЭЛБАКЯН: "Искренне верующие люди, независимо от того, запрещена их организация или нет, останутся ее последователями и не предадут свою веру"


"Портал–Credo.Ru": На сайте Министерства юстиции РФ неожиданно появился список из пятидесяти с лишним религиозных организаций, которые оно намерено ликвидировать через суды. Что Вы можете сказать по этому поводу?

Екатерина Элбакян: Честно говоря, увидела список и глазам своим не поверила. Провинились, оказывается, в той или иной (не ясно, правда, в какой, вернее это я лукавлю – конечно, ясно) степени практически все конфессии, все мировые и все так называемые "традиционные" религии, обозначенные в преамбуле Закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" – христианство, ислам, буддизм и иудаизм. Естественно, (и что, увы, никого не удивит!), за исключением Русской Православной Церкви Московского патриархата.

Боюсь, я покажусь не оригинальной материалистической мракобеской, если сейчас, по случаю, вспомню изучавшуюся мною еще в студенческие годы на философском факультете МГУ работу Фридриха Энгельса "Анти-Дюринг". Собственно, сам Евгений Дюринг, против которого был направлен пафос энгельсовского сочинения, и остался в истории философии только благодаря этому труду, потому что ничего оригинального сам Дюринг не высказывал. Например, в отношении религиозной политики он занимал жесткую позицию, исходя из которой религия вообще, и отдельные конфессии, в частности, должны запрещаться и истребляться, независимо от чувств верующих людей. Энгельс, критикуя Дюринга, в этой связи заметил, что именно такое истребление и система запретов создают "юдоль мученичества" и еще более привлекают к себе. Кстати, это ведь вообще очень верно – общий враг, противостояние ему (неважно, это целый мир, отдельная организация или человек) весьма объединяет даже не слишком близких людей.

Мне кажется, что религиозная политика в современной России отчасти претворяет в жизнь дюринговскую модель. Только тут речь идет не о религии вообще (которая почему-то в силу чисто политических причин, отождествляется с РПЦ МП), а об отдельных неугодных конфессиях или их организационных структурах. Не угодных, собственно, РПЦ МП и, следовательно, государственной власти, от которой, конечно же, Церковь хотя по закону и отделена, но лишь в теории.На практике она – один из инструментов государства и его политических институтов. И чтобы избавиться от этих неугодных, оказывается, годятся любые методы. Главный из них – запрет. Но поскольку запрет вообще противоречит в данном случае закону, постольку находятся невнятные предлоги для его "обоснования". Казалось бы, не может же организация, призванная следить за соблюдением законности, сама творить беззаконие? Ан, может! Это же ни в какие цивилизованные рамки не лезет! Даже в первобытных обществах существовала систему табу, которые соблюдали все – и вожди, и жрецы, и рядовые соплеменники, а несоблюдение каралось одинаковыми способами – что для жреца, что для шамана, что для вождя, что для ребенка, что для охотника. Затем из табу сформировалась система социальных норм, право и т.д. – единых для всего общества (сословия, касты, классы, страты) и отдельных его членов, организаций и институтов. Однако в современном российском обществе кризисное состояние распространилось, видимо, не только на финансовые пирамиды и цены на нефть, но и на систему правовых запретов и поощрений, то есть на систему социального контроля в целом, когда санкции – наказание или поощрение – либо вообще не обосновываются, либо имеют весьма зыбкое и уязвимое внешнее обоснование с очевидными внутренними причинами…

– Какие аспекты не только юридического и политического характера сможет затронуть реальное воплощение этой инициативы Минюста?

– Помимо социального, политического и юридического аспектов, необходимо учитывать еще и индивидуально-психологический. Если Московская патриархия рассчитывает, что при запрете других религиозных организаций люди немедленно станут паствой РПЦ МП, то такие ожидания могут определяться, на мой взгляд, одной из двух причин: либо идеологи РПЦ МП настолько низко оценивают способности людей к вере, что считают их готовыми в любой момент отказаться от своих убеждений, либо они полагают способной на это свою собственную религиозную организацию.

– Каковы же могут быть последствия таких инициатив Минюста, если судебные процессы, сколь скоро дело дойдет до них, всё же состоятся, суды пойдут на поводу у Минюста и они будут претворены в жизнь?

– Не сомневаюсь, что искренне верующие люди, независимо от того, запрещена их организация или нет, все равно останутся ее последователями и не предадут свою веру, несмотря на трудности внешнего бытия, с которыми им придется столкнуться. А неискренне верующие, которым все равно, к какой конфессии принадлежать, думаю, не нужны ни в одной Церквии и только дискредитируют каждую конфессию, к которой они принадлежат. Вот и вспоминается Пиррова победа….

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования