Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Клирик Костромской епархии РПЦ МП, церковный публицист, священник ГЕОРГИЙ ЭДЕЛЬШТЕЙН: "Как в те годы самым страшным человеком в РПЦ МП был Никодим, так сегодня самые страшные люди в РПЦ МП – это никодимовцы. Для них нет ничего святого»


 Полная версия этого интервью опубликована здесь.

- Правда ли, что митрополит Никодим сыграл роковую роль в судьбе фактического многолетнего редактора ЖМП, близкого друга митрополита Сергия (Страгородского) А.В. Ведерникова?

- Да, Анатолия Васильевича подставил митрополит Никодим (Ротов). Почему Анатолий Васильевич вылетел из ЖМП? Я не знаю, описывалось ли это где-то… История была связана со Вторым Ватиканским Собором. Я знаю ее в двух ракурсах.

Когда-то я слушал цикл лекций-семинаров в МГУ. Они были полузакрытыми – для заведующих кафедрами научного атеизма, тогда этот хитрый предмет только возник. Я был аспирантом. Ко мне как-то подошел заведующий кафедрой философии, который меня все время звал в аспиранты к себе, и говорит: "Я знаю, вы интересуетесь богословием. Хотите пойти на семинар в Московский университет для заведующих кафедрами?" Я ответил, что, наверное, там богословие обсуждаться не будет... "Я не знаю, как это у вас там называется – в общем, там будут говорить о религии". Я сказал, что очень хочу. - "Пойдем, я тебя проведу". Там выступали самые разные дяди, в том числе какой-то человек, которой был какой-то "шестеркой" в ЦК КПСС, отвечающий за идеологическую работу. Он читал лекцию. Был еще известный ренегат Осипов, в свое время преподававший в Ленинградской духовной академии и семинарии.

Самым интересным было выступление тогдашнего председателя Совета по делам религий при Совете министров СССР Владимира Куроедова. Одна из основных его идей была, что необходимо работать втроем: преподаватель научного атеизма, уполномоченный Совета... и сотрудник КГБ, который отвечает за религиозную организацию. Такая постановка вопроса удивила. Всем известно, что уполномоченный Совета и так КГБшник, но он по статусу считается нейтральным. Ни один официальный сотрудник КГБ, занимающийся религиозными организациями, легально не существует. Ведь никто никогда официально не говорил и не писал, что в КГБ есть отдел, курирующий религиозные организации.

Это потом появились в "Огоньке" статьи о майоре Хвостикове, который отвечал в Ростове-на-Дону за религию. А в 60-е годы никто и никогда об этом не говорил. Куроедов очень много давал фактов. Например, перечислял, сколько в какой епархии храмов. И основная идея была – всё это можете где-то не очень громко говорить. Опубликовать эти цифры вы не можете, потому что их все равно не пропустят соответствующие органы. В печать такие цифры никогда не проходят – только по специальным разрешениям. И очень настойчиво повторял: "На меня никогда не ссылаться. Где взяли – идеи или факты – это ваше дело. Меня не цитировать, потому что Совет по делам религий должен занимать нейтральную позицию: не за и не против".

Спустя несколько лет меня поразило обсуждение на квартире Анатолия Васильевича Ведерникова письма священников Эшлимана и Якунина. Собрались за столом. Читают письмо. Здесь же присутствуют авторы и непосредственные технические исполнители, которые претендуют именоваться авторами, – Феликс Карелин, Лев Регельсон. Все шло хорошо, Анатолий Васильевич кивал, говорил: "Да, да, да".

И вдруг всплыло слово "сергианство". Реакция Анатолия Васильевича на "сергианство" была, я бы сказал, совершенно непредсказуемая. Он чрезвычайно возбудился, стал кричать: "Молокососы! Мальчишки! Что вы знаете о митрополите Сергии, чтобы так о нем отзываться!" Хотя о нем там, по-моему, никак не отзывались. Просто было сказано "сергианство".

Прошло много лет. В "Огоньке" был круглый стол, куда пригласили человек 10-12, не меньше. Там был Валерий Борщев, отец Глеб Якунин. Был Андрей Бессмертный, председатель ОВЦС МП митрополит Кирилл (Гундяев). Он был очень благожелательно настроен, меня благословил. Все шло гладко, пока Андрей Бессмертный не употребил слово "сергианство". Вот тут митрополит Кирилл вышел из себя совершенно. Его реакция была примерно такой же, как у Анатолия Васильевича Ведерникова. Андрей пытался его успокоить, что он не то имел в виду, что он чуть ли не просит прощения – ни в какую! Те огоньковские материалы так и не появились в печати – митрополит Кирилл их зарезал. Он сказал, что категорически возражает, если они выйдут без его санкции, он должен посмотреть, одобрить.

– А какой это был год?

– Я думаю, 1989-й. Он каждый раз держал эти материалы, уезжал, совершенно явно нарочно не подписывая эти материалы. Прошел год. Они, естественно, утратили актуальность и были похоронены где-то в архивах "Огонька".

– Там было снято упоминание "сергианства" или оно осталось?

– Да, десять раз ему говорили, что снимем. Нет! Вот так всегда реагируют. Это табу. Эту тему затрагивать нельзя.

Вернемся к Анатолию Васильевичу Ведерникову и его уходу из Московской патриархии. С одной стороны я знал из рассказа – не помню, кто рассказывал, кажется, работник ЦК КПСС – о том, что готовится такое мероприятие – Второй Ватиканский Собор. ЦК, естественно, дает задание нашим ведущим атеистам как-то на это прореагировать, дать в ЦК справку, что там будет, как там будет и какую ЦК должен позицию занять.

Дело было поручено Олещуку. Олещук, по-моему, единственный из руководства Союза воинствующих безбожников, который окончил дни свои в своей постели. Так вот, Олещук, по словам этого человека, дал в ЦК совершенно ложную информацию, что Собор займет крайне антикоммунистическую позицию, что там будут чуть ли не анафематствовать коммунистов и т.д.

Моспатриархии было дано задание занять соответствующую позицию и отразить эту позицию в официальном органе - ЖМП. Митрополит Никодим поручил Анатолию Васильевичу – ответственному секретарю редакции - написать статью. Анатолий Васильевич написал статью без подписи, она шла как редакционная, а смысл был в том, что Второй Ватиканский Собор – частное дело Римско-Католической Церкви, а потом оказалось, что справка, которую дал Олещук, заведомо ложная, что Олещук ничего не исследовал и не изучал, а просто описал свое отношение к Ватикану, сложившееся где-то в 30-е годы – он ведь сотрудничал еще с Крупской.

Олещук по материалам своей докладной записки в ЦК издал уже в Обществе "Знание" брошюрку тиражом, по-моему, 75 тыс. экземпляров и она уж частично рассылалась подписчикам. Потом пришлось тираж уничтожать, а разосланную часть пытаться вернуть, потому что отношение СССР ко Второму Ватиканскому Собору получило широкий и нежелательный резонанс в мире.

Митрополит Никодим (Ротов), который тогда состоял председателем ОВЦС, был, кажется, в Париже и ему задали ехидный вопрос об этом. Он сказал, что это личное мнение ответственного секретаря, что РПЦ МП никогда такую позицию не занимала, а ответственный секретарь на свой страх и риск что-то написал и тиснул. И ответственный секретарь, естественно, в течение недели был из редакции выдворен, чтобы впредь такого не писал и не говорил. Митрополит Никодим очень хорошо умел сохранять лицо.

Кстати, сегодня ведь в МП практически все определяют никодимовцы. Это показывает, каким хорошим начальником отдела кадров был Никодим, – он умел очень точно подбирать людей.

И как в те годы самым страшным человеком в РПЦ МП был Никодим, так сегодня самые страшные люди в РПЦ МП – это никодимовцы. Это люди, для которых нет ничего святого, которые на пути к власти согласны на всё, которые могут быть и иезуитами, и православными фундаменталистами, и кем угодно, и чем угодно. Но главное – они очень хитрые и изворотливые политики.

– Чем опасна линия, которую проводит "главный никодимовец" - митрополит Кирилл?

- Это линия никодимовская, это линия слияния Церкви с государством, и главное – это линия уничтожения Церкви. Это линия, когда Моспатриархия становится средством, орудием. И вообще Церковь становится средством в политической интриге, борьбе.

Вот, скажем, не случайно сегодня в РПЦ МП есть только одно эффективное учреждение – ОВЦС. Тихо и спокойно митрополит Кирилл задушил всех. Кирилл умеет ждать, но сегодня ОВЦС, по сути, и есть Московская патриархия

Беседовал Владимир Ойвин,
осень 1994 года.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования